Россия ошалело смотрит на бунты меньшинств

Spread the love
Россия ошалело смотрит на бунты меньшинств

Бунт меньшинств, который сейчас происходит во всем мире, постепенно набирает обороты и принимает какие-то уж совсем гротескные формы.

Белые целуют ботинки черным! Михеев о скором развале США

То ли стресс от пандемии коронавируса вытащил из коллективного подсознания глубинные девиации, то ли все эти протесты массового характера с налётом безумия вызревали в западной культуре уже давно, но факт остается фактом.

Западную цивилизацию лихорадит, и лихорадка эта совсем не от ковида, а по социальным и политическим причинам.

Началось все с США, с убийства Джорджа Флойда, который стал уже для некоторых национальным героем, а то и просто святым. Хоронили его, к слову, словно вождя в тоталитарных диктатурах.

Впрочем, не о нем речь, а о том, что началось после его смерти. И проблема здесь даже не в бунтах и мародерстве, которое теперь называется модным словом «лутинг», а в символических жестах. Коленопреклонение, к которому кое-где теперь даже принуждают, снос памятников. Многие религиозные деятели США откровенно призывают к бескомпромиссной борьбе, в том числе и через прямое насилие. И это- добропорядочные христиане.

После США волна покаяния за все грехи человечества перед меньшинствами накрыла Европу и некоторые страны Азии.

Показателен в этом плане Израиль, где молодые израильские «левые» встали на колени перед палестинцами. Колени преклоняют в Швеции и Британии. В Соединенном Королевстве даже вспыхнули беспорядки на манер американских, но достаточно быстро были подавлены.

И это все было бы полбеды, покаяние — дело добровольное.

Проблема в том, что о добровольности в данном случае речи не идет в принципе. Недавнее решение пилотов Формулы-1 Шарля Леклера и Макса Ферстаппена на колени не вставать попросту взорвало сетевое сообщество. И какова будет дальнейшая судьба и карьера этих гонщиков — остается под большим вопросом.

В русском языке «негр» — не оскорбительное слово, а если что-то не нравится, поинтересуйтесь как на польском языке звучит слово «еврей» … и попробуйте заставить поляков изменить свои языковые нормы.

Есть и многие иные меньшинства. Активисты этих меньшинств уже несколько лет как образовали своеобразное течение или субкультуру SJW, или «воинов социальной справедливости».

Социальная справедливость — это вообще прекрасный идеал и общечеловеческая ценность, только на практике эта «справедливость» стала трактоваться, как абсолютное превосходство и доминирование идей самого разного толка меньшинств над иными, более традиционными идеями пресловутого большинства.

Первыми на себе удар SJW почувствовала индустрия развлечений. Фильмы, компьютерные игры, сериалы — все стало постепенно наполняться идеями того или иного меньшинства.

Уже несколько лет активисты ЛГБТ и прочие рад-фем-барышни (или барышнями их называть уже не политкорректно?) терроризируют игровые компании на предмет сюжетов тех или иных игр.

Претензии там самые разные, но сводятся они к тому, что в сюжете игры «не представлено той или иной идеологической платформы того или иного меньшинства». Фактически, уже несколько лет игровая, сериальная и кинематографическая индустрия подвергаются жёсткому цензурированию. И если кто-то не вписывается в рамки, то судьба такой компании, или отдельных её представителей — весьма печальна.

Началось это не вчера. Вспомнить хотя бы скандал с режиссером Джеймсом Ганном. В своем Твиттере Ганн когда-то давно жестко и цинично шутил про изнасилования и педофилию. Было это на заре его творческой карьеры и, что называется, в годы «безумной юности».

Но эти твиты нашли, а компания Marvel, несмотря на то, что Ганн извинился и удалил свой аккаунт, все равно разорвала с ним контракт. За него вступилась вся съемочная бригада и актеры «Стражей Галактики» — фильма, который он снимал. И в итоге корпорация Ганна все же вернула. Но скандал был очень громкий.

Если говорить непосредственно про игры, то можно вспомнить и скандал вокруг Cyberpunk 2077, когда феминисткам не понравился рекламный постер в самой игре.

Тут коса нашла на камень, поскольку создатель данной игровой вселенной Майк Пондсмит — это представитель того ещё меньшинства, да и сам он дядька, судя по всему, суровый. Поэтому он всю эту активность послал «куда подальше». Но компании CDPR пришлось публично оправдываться и пояснять особенности игрового мира.

Самое смешное или грустное (это уж с какой стороны посмотреть) заключается в том, что все эти активистки в массе своей не играют в компьютерные игры. Они просто социально-озабочены и создают самим себе таким образом социальный, а то и политический капитал.

А вот игроки и зрители фильмов и сериалов, периодически шалеют то от эльфов-негров, то от прущей из главных героев демонстративной и карикатурной нетрадиционной ориентации.

И все это уже возведено в систему негласных табу и правил, за нарушение которых можно ожидать самых суровых последствий. Таких, которые в советские времена называли «волчьим билетом».

Если говорить об информационной индустрии еще шире, то все эти поползновения с принесением публичных извинений и глубочайшим покаянием начались уже очень давно.

Вот, к примеру новость за 2014 год:

«Компания Mozilla вместе со своим главой Бренданом Айком оказалась в эпицентре скандала, развязанного разработчиками нетрадиционной сексуальной ориентации, которые объявили недавно назначенному на эту должность Айку бойкот». Глава «Мозиллы» был вынужден публично каяться.

В 2018 году руководство Ютуба так же публично каялось перед ЛГБТ за гомофобию, и недостаточное продвижение на своем ресурсе роликов с соответствующей тематикой.

И таких примеров за последние годы — огромное количество.

Но, как показывает практика, «аппетит приходит во время еды».

И меньшинства, получая бесконечные извинения, установив уже своеобразную информационную цензуру в обществе, СМИ, художественных произведениях, продолжают гнуть свою линию и откровенно бунтовать, претендуя на переписывание истории.

Поэтому сейчас активисты BLM дотянулись до памятников, а снос памятников — это именно уничтожение истории и культурного наследия. И это — уже безумие мировоззренческого масштаба.

Собственно, чтобы оценить до чего градус сумасшествия может дойти — достаточно взглянуть на Украину. Там тоже памятники активно сносили. Ну, или вспомнить сносящую памятники Россию в девяностые годы.

Нивелирование истории и культуры дотягивается уже и до образования, когда курсы истории литературы попросту закрывают в колледжах потому, что это «белая история белой литературы».

На этом фоне, не особо удивляют гей-парады, и прочий «акционизм» меньшинств, которые окончательно сформировались в политическую силу. Силу, которая претендует (периодически весьма агрессивными методами) уже не на равноправие, но на господство.

В конце концов, в Сиэтле возникла уже своя коммуна, этакий «город в городе», где сконцентрировались активисты BLM, решившие «отделиться от Сиэтла и от США», и установить в захваченном районе свои закон и порядок без полиции. Потом эту коммуну «снесли», но появились другие «автономные зоны» — по слухам, там творится анархия и разгул криминала.

И вот на фоне всего этого «великолепия» стоит Россия, озираясь на происходящее вокруг.

Понятно, что и в российском обществе есть свои травмы и недостатки. Есть и негативные национальные черты, которые мы все пытаемся нивелировать, но столетиями это не очень получается. Несовершенна и наша государственная система, обладающая своими застарелыми патологиями и коррупцией.

Всё это, к сожалению, есть. Но представить себе сейчас в России дичь подобную той, что творится в рамках прогрессивной западной цивилизации — решительно невозможно.

Не так давно и у нас случались политические погромы. Вспомните «Болотное дело», когда во время акции протеста в полицию летели куски брусчатки и прочие подручные предметы. Или, если говорить о более ранних периодах, столкновения в ходе митингов «Стратегии 31». А еще — атаку на администрацию Химок. Восстание «правых» на Манежной или бирюлевский погром.

Но даже тогда размах этого несанкционированного и противозаконного не достигал тех высот, или скорее, глубин, которых достигла социально-политическая активность в западном сообществе.

И это при том, что у нас тут не Северная Корея с идеями чучхе и абсолютным подчинением Вождю. И даже не Китай с социальными рейтингами и цифровой слежкой. И не Иран со «Стражами Революции».

У нас в России — светское, хоть и консервативное государство, с традиционалистским большинством, традиционными религиями, но и с демократическими процедурами и механизмами.

Да, периодически у нас борются с радугой, видя в этом пропаганду ЛГБТ. Это, в общем, тоже попытка наработать политический капитал на резонансных темах, только с другой стороны политического спектра.

Но в данном случае новость эта воспринимается, скорее, как курьёз. И бунтов что консерваторов, что либералов, что представителей ЛГБТ-сообщества за собой не поведёт.

Потому что и общество, и государство в России как-то спокойнее, с легкой усталостью от тоталитаризма и цензуры в рамках любой идеологической платформы. Что либеральной, что социалистической.

Оглядываясь на нынешний сходящий с ума мир, поневоле начинаешь вспоминать философскую и религиозную концепцию «государства-катехона».

Поясним непонятное слово — такой страны, которая в буквальном смысле, фактом своего существования, удерживает весь остальной мир от окончательного падения в пучины безумия и беспросветного зла, в пресловутое «царство антихриста».

Наша страна, если не в религиозном, то в политическом смысле уже выступала таким катехоном в мировой истории. Мы были щитом для Европы от татаро-монгольского нашествия, мы были удерживающими мир от падения в бездну фашизма и нацизма. Мы удерживали мир от ядерной войны. А она была более, чем реальна.

Стоит просто ознакомиться с планами «Тоталити», «Флитвуд», «Дропшот», и подобными программными документами по стратегии национальной безопасности США в 50-х и 60-х годах XX века.

Сейчас своим консерватизмом, а в чем-то даже и пуританством, Россия в очередной раз в истории удерживает мир от окончательного падения в безумие бунта различных меньшинств.

Многие, даже оппозиционно настроенные граждане пишут в своих соцсетях — уж лучше, право слово, жить в нашем где-то коррупционном, а где-то просто раздолбайском спокойствии и в пределах определённых норм, нежели в столь прогрессивном и динамичном безумии западной цивилизации.

Впрочем, в выборе где и как жить россиян практически никто и никак не ограничивает. Уж как минимум никто не может принудить у нас массово вставать людней на колени и каяться в том, чего ни они, ни их предки не совершали.

Попытки, конечно, имеют место, но российское общество уже научилось адекватно распознавать и реагировать на подобные внешние инициативы.



Источник