Уроки Белоруссии. Евгений Сатановский

Spread the love

Уроки Белоруссии. Евгений Сатановский

Глядя на Белоруссию, с интересом прикидываешь, если что не то случится, кто у нас бойцы завтрашнего РОССИЙСКОГО протестного фронта. Притом, что у нас не то, что в Белоруссии. Выступлений было море. Да и сейчас не без них. У нас и гражданская война на Северном Кавказе шла, с масштабной террористической поддержкой извне, в том числе в обеих столицах, и внешние военные операции — в той же Грузии и Сирии, вести приходилось и приходится, и на Донбассе война де-факто против нас идёт. Опыт несопоставим. Однако и врагов у власти побольше, чем у Лукашенко. Нам бы его проблемы…

Как показала Болотная, а до того 1917 и 1991 годы, против власти у нас сплачиваются все. Единственная цель — свалить режим. Зачем, что потом будет, как и кто страной управлять будет и будет ли чем управлять, неважно. Традиция, однако. И тут вариантов потенциальных робеспьеров, демуленов и дантонов масса. Друг друга они ненавидят, в глотки друг другу вцепятся всенепременно, как только пора придёт власть делить, но против действующей власти будут заодно. И чуть она слабину покажет… Перечислим, вскользь, их основные типы и виды. По Линнею.

Бывшие серьёзные, олигархи-отказники и их люди. Враг опасный, со связями за рубежом и в российской элите, со значительными средствами и большими организационными способностями, склонный к стратегическому планированию, штабной работе, работе со СМИ и интеллектуальной элитой, а также к долгосрочной подрывной деятельности.

Умеет организовывать, использовать и объединять ради тактических целей все остальные группы. Мстителен и злопамятен. Типичный представитель: Ходорковский.

Бывшие политики разного уровня, от федерального до местного. Большая численно группа, от Касьянова до Гудкова. Способности средние. Сторонников немного, средства скромные. В интернете их больше, чем на улицах.

Исламисты, преимущественно суннитские, опирающиеся на спецслужбы монархий Залива и Турцию, в меньшей степени на Пакистан, а также на радикальные исламистские и панисламистские структуры. Пользуются широкой поддержкой в населении мусульманских регионов, имеют боевой опыт и опыт партизанско-диверсионной и террористической деятельности. Самовоспроизводятся после разгрома той или иной ячейки. Имеют широкие связи в местных мусульманских элитах, включая силовые, в основном по клановым связям, а также в уголовной среде.

Православные сектанты, типа экс-схиигумена Сергия. «Царебожники», «Сорок сороков» и другие. Власть светскую и религиозную, Запад, евреев и либералов ненавидят. Имеют широкие связи в силовых ведомствах, казачестве, местных властях и уголовной среде. Пользуются симпатиями значительной части верующих и немалого числа церковных иерархов, склонных проявлять к ним редкую снисходительность. Постепенно захватывают РПЦ «снизу», обрастая паствой и имуществом. Вступают в союз с монархистами и нацистами, с которыми сходятся в идеологии. Готовы идти на прямой конфликт с властями и непрерывно открыто призывают к бунту.

Неправославные сектанты и непризнанные государством конфессиональные группы, типа кришнаитов или Свидетелей Иеговы. Обладают широкими зарубежными связями и активно используются против властей западниками, выступая как пример отсутствия в России свободы религии. Сами по себе ни на что, кроме пассивного протеста не готовы. То же самое можно сказать и о ЛГБТ-сообществе, как базе для пассивных протестов, провокаций, антироссийской пропаганды и санкций.

Монархисты. Запад и либералов не любят, исламистов и ЛГБТ-активистов не любят, евреев не любят, неправославных сектантов не любят, с православными сектантами и властью заигрывают. Нацисты — то же самое, за вычетом симпатий к власти. Ищут опору у неонацистских движений Запада.

Анархисты. Ничего общего с князем Кропоткиным, Бакуниным или Махно. Смесь агрессивных маргиналов всех типов и видов, склонных к откровенной уголовщине. Против любой власти и любых силовиков принципиально.

Националисты всех типов, видов и разновидностей. От Северного Кавказа и Поволжья до Якутии и Алтая, являются базой местного сепаратизма и радикальных сект, особнно исламистов. Склонны к организации подполья, пассивным протестам, которые при случае могут перейти в активные, радикальной политической и религиозной демагогии, оказанию влияния на местые власти и продвижению через них собственной повестки дня.

Сепаратисты, к которым примыкает часть местной элиты и коррумпированные чиновники. Причины те же, что при развале СССР. Мгновенно блокируются с националистами, хотя гораздо прагматичнее их и добившись своей цели: отделения того или иного региона от страны, придушивают бывших союзников в борьбе за власть. Всегда коррумпированы. Склонны опираться на любые внешние силы, не стесняются провокаций и силовых сценариев захвата власти.

Либеральная околоинтеллигенция и богема. Всегда против власти, против коррупции, за всё хорошее против всего плохого. Всегда за Запад — взаимно. Активно используются на этапе захвата власти теми, кто за неё борется, после чего списываются в расход за ненадобностью. Самые сговорчивые могут дожить своё при новых властях в качестве витрины этого режима, как правило намного более жёсткого и репрессивного, чем прежний.

И, разумеется, в мутной воде ловить рыбку будут уголовники, включая наркоторговцев, торговцев женщинами и детьми, торговцев органами, контрабандистов и прочую сволочь. Что мы видим в Молдавии, на Украине, в Грузии и в Киргизии. Да и в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке не лучше.

Евгений Сатановский