Агент Путин начал сдавать явки и пароли

Главные моменты пресс-конференции президента.

Сергей Шнуров — ты мой герой! Я всегда кривился при звуке песен группы «Ленинград», однако в этот четверг именно переквалифицировавшийся в «начинающего журналиста» Шнуров выступил в роли рыцаря в сияющих доспехах — спасителя большой ежегодной пресс-конференции Владимира Путина от страшного врага под названием «скука».

«Позднее зажигание» всегда было особенностью многих прямых линий и пресс-конференций ВВП. Но на большом путинском пресс-шоу 2020 года на это наложилась еще и вызванная коронавирусом специфика формата мероприятия. Бесконечные подводки, показ различных залов, в которых собрались журналисты, напоминания о необходимости регулярной смены масок и «набалдашников» микрофонов — все это долго создавало ощущение фальстарта. Но тут появился Шнуров, который, по словам ВВП, не вопрос задал, а устроил провокацию: «Почему русские хакеры не помогли в этот раз избраться Трампу? И как русскому человеку можно описать эту нынешнюю жизнь, не прибегая к нецензурной лексике?» И все — плотину прорвало, президентская пресс-конференция обрела свое дыхание и ритм и понеслась дальше по волнам.

«Прошу граждан сразу на меня не сердиться. То, что я сейчас скажу, не соответствует ощущениям, с которыми люди сталкиваются в реальной жизни» — с такого необычного, но в 2020 году абсолютного необходимого вступления Путин начал обычный для подобного рода мероприятий рассказ об «успехах». При этом, однако, чувствовалось, что реальных надежд на то, что граждане не будут сразу на него не сердиться, Владимир Владимирович не питал. Статистические данные, свидетельствующие о том, что у нас все ключевые экономические показатели упали гораздо меньше, чем на Западе, Путин приводил с видимой неохотой, чуть ли не извиняясь: «Я воспользуюсь подсказками (я не хочу утыкаться в цифры, потому что это всегда скучно и тоску наводит), тем не менее — что у нас получилось». А получилось у нас падение ВВП на 3,6%. По сравнению с Великобританий, где, как сказал ВВП, все рухнуло на 9%, это просто детский лепет. Достижение, однако!

Оттенок некоторой натужности носил и диалог Путина с дамой из Магнитогорска, которую почему-то интересовала не экологическая обстановка в этом крупнейшем промышленном центре, а мусорная реформа. Это стилистическое несоответствие, видимо, показалось странным самому Владимиру Владимировичу, и он «перевернул стулья» — сам поинтересовался у журналистки: мол, как у вас там в Магнитогорске с выбросами в атмосферу? А то мне граждане жалуются! И тут начались форменные чудеса. Честно признав, что она является представителем корпоративной металлургической     прессы, загнанная в угол дама-журналистка начала выкручиваться.

Оказывается, жалующиеся граждане ничего не понимают: в Магнитогорске наблюдается не смог, а вызванный чисто природными факторами туман. А если в городе и чадит какое-то промышленное предприятие, то только местная птицефабрика. Короче, долой кур, убивающих нашу экологию! Ну-ну, сделаем вид, что мы в это поверили. Подобных фарсовых моментов в ходе президентской пресс-конференции по традиции было предостаточно. Тут и моя милая коллега из Рязани с вводящим в заблуждение плакатиком «Я беременна!» Тут и дискуссия про известное видео с футболистом Дзюбой (здесь ВВП снова поверг в смущение задавшую ему вопрос на тему журналистку, поинтересовавшись у нее, смотрела ли она искомую пленку, лукаво добавив при этом: «Я не смотрел!») Но, наверное, есть смысл все-таки сосредоточиться на серьезных темах, затронутых во время путинского общения с прессой.

Сразу после Шнурова слово дали входящему в кремлевский пул журналисту из очень близкого власти СМИ. Этот вопрос звучал так: «Некоторое время назад вышло несколько интересных расследований, например, про вашу дочь, бывшего зятя Шамалова и других якобы близких к вам людей. На этой неделе вышло расследование про Алексея Навального. Почему до сих пор не возбуждено уголовное дело по факту его отравления и кто его отравил, скажите, пожалуйста?» Еще совсем недавно задавать президенту вопросы про членов его семьи считалось в Кремле верхом неприличия. А когда подобные вопросы все-таки звучали, ВВП на них де-факто не отвечал. Но, видимо, в окружении Путина пришли к выводу, что подобная тактика больше не работает, и решили действовать по принципу «лучшая оборона — это наступление».

Если не считать отсутствия президентского опровержения того, что Шамалов — это его бывший зять (дожили! Агент Путин начал сдавать явки и пароли!), то суть этого путинского наступления в концентрированной форме была выражена в следующей фразе: «Хочу обратиться к заказчикам таких материалов. Не к тем, кто делал. Эти ребята, я знаю, из спецслужб. Им задание дали — они пишут. Нужно тем, кто заказывает материалы подобного рода, руководствоваться не соображениями мести, не основываться на своей мнимой исключительности, а нужно выстраивать отношения с другими партнерами на международной     арене на основе взаимного уважения». Одним словом, давайте, ребята, жить дружно! (Этот же самый тезис ВВП дословно воспроизвел чуть позже, в ходе другого момента своей пресс-конференции.) Но ведь не прислушаются же, гады, не пожмут столь любезно протянутую им руку!

Но если жесткость вопроса коллеги из кремлевского пула была внешней и наигранной, то про вопрос, заданный известным ранее как «летописец Путина» Андреем Колесниковым из «Коммерсанта», этого не скажешь. Весьма критично высказавшись о предоставлении ВВП права вновь баллотироваться на пост президента, Колесников поинтересовался: а оно того стоило? За этим последовал не менее жесткий вопрос про арест по подозрению в государственной измене бывшего журналиста «Коммерсанта» Ивана Сафронова. И если первый вопрос Путин, можно сказать, отбил («все, что делается во благо страны, того стоит»), то президентский ответ на второй вопрос вызывает откровенное удивление.

Особенностью ВВП всегда было очень четкое знание деталей. Но в случае с Сафроновым Путин во время второго подряд мероприятия в этих деталях откровенно путается. Президент заявил и про достаточно долгую работу журналиста в «Роскосмосе» (Сафронов устроился туда в мае этого года, а в июле его уже арестовали), и про его работу на Дмитрия Рогозина в бытность последнего вице-премьером РФ (или я чего-то не знаю, или такого вообще не было). В силу понятных причин я не могу порекомендовать президенту «учить матчасть». Но очень бы хотелось, чтобы глава государства уделил более серьезное внимание этому вопросу.

А вот пикировка Путина со Стивом Розенбергом из Би-би-си, напротив, удалась. Путин оживился и явно получал удовольствие от процесса спора. Мы с коллегами, не сговариваясь, подумали: ехидного британца надо было выпускать на «поле боя» пораньше — возможно, даже еще до Шнурова. А так как президенту явно хотелось, чтобы истинное удовольствие от его пресс-конференции получил не только он, то Путин сделал беспроигрышный ход — объявил о подарке всем семьям с детьми до семи лет в виде пяти тысяч рублей от государства. Веселись, народ! Глядишь, даже Шнуров признает, что о нынешней жизни русский человек все-таки вполне способен говорить без использования нецензурной лексики!

Источник