Если мы сейчас отступим, президентов-республиканцев в США больше никогда не будет

«Если мы сейчас отступим, президентов-республиканцев в США больше никогда не будет». Такими словами влиятельный сенатор Линдси Грэм объяснял своим однопартийцам, почему они должны поддержать усилия Трампа по оспариванию победы Байдена. Кажется, к нему прислушались: на уровне ряда штатов готовят почву для того, чтобы Трамп смог использовать свой последний шанс на сохранение власти.

Ни один президент в истории Соединенных Штатов не цеплялся за власть так, как это делает сейчас Дональд Трамп. И хотя значительное количество американцев признают, что у него есть для этого основания, такое поведение главы государства нервирует многих людей даже из числа его сторонников. Они боятся, что ситуация спровоцирует масштабные потрясения вплоть до гражданской войны.

Дело в том, что Трамп, отказываясь признать поражение, все это время не конкретизировал: а что это, собственно, означает на практике? Одно дело, если речь идет об отказе считать себя проигравшим как о некой моральной позиции. Другое, если это отказ еще и от передачи власти. Что если команде Джо Байдена 20 января придется брать Белый дом штурмом в прямом смысле слова – со стрельбой?

Подобный сценарий больше подойдет для боевика, чем для реальной жизни, но в СМИ и блогах активно циркулируют слухи, например, о том, что скоропостижная отставка министра обороны США Марка Эспера была продиктована его отказом гарантировать Трампу лояльность армии в случае подобного штурма. Скорее всего, это не так (в противном случае Эспер уже давал бы показания о подготовке государственного переворота), но американское общество сейчас взвинчено, расколото и переживает кризис доверия – поверят и не в такое.

Поэтому Трампа убедили обозначить тот рубеж, после прохождения которого он хотя и «с трудом», но все-таки признает поражение. Он обозначил – это голосование в коллегии выборщиков. Президента в США, как известно, выбирают именно они, а общий сбор состоится через две недели, 14 декабря, то есть чуть менее чем за месяц до того, как истекут полномочия Трампа.

Обозначив рубеж, президент подчеркнул: выборщики сделают большую ошибку, если проголосуют за Байдена. Тем не менее ставки сделаны: проиграв выборы в коллегии, Трамп все-таки уйдет. Возможно, чтобы готовиться к следующим выборам.

С юридической точки зрения население американских штатов голосует не за кандидата в президенты, а за ту или иную команду выборщиков, представленную партией. Если победит республиканец, губернатор визирует республиканский список выборщиков, если демократ, то демократический. Принцип формирования списков может меняться от штата к штату, но нигде выборщикам не грозит уголовное преследование в том случае, если они проголосуют не за того кандидата, за которого их уполномочила голосовать партия.

С точки зрения Верховного суда США, эта неподсудность закреплена в конституции в рамках свободы волеизъявления.

Как следствие, в половине штатов у выборщиков вообще нет юридических обязательств голосовать так, как от них требуют избиратели или партийное руководство. В другой половине «неверные» (это почти официальный термин – faithless) выборщики все-таки будут наказаны, но вне уголовно-процессуального поля – как максимум им грозит штраф в одну тысячу долларов.

Именно столько заплатил, к примеру, выборщик от штата Вашингтон, проголосовавший в 2016 году не за Хиллари Клинтон, а за индейского вождя по имени Пятнистый Орел.

В странах, где победителя выборов определяет электоральное большинство населения (то есть почти повсеместно на планете Земля), американскую систему часто называют устаревшей и архаичной. С точки зрения общих представлений о демократии и справедливости – это так, тем не менее у нее есть и свои достоинства. И одно из них весьма актуально – при такой системе плебисцит сложнее сфальсифицировать.

Допустим, в штате Доу проживает один миллион избирателей, расколотых в пропорции 60 на 40, где 60% поддерживают партию А, а 40% – партию Б. Это позволяет партии А иметь большинство во всех органах власти штата. Теоретически можно допустить, что это большинство пойдет на сговор, попытку диктата и вброс бюллетеней на федеральных выборах. Но в том случае, если за президента голосуют выборщики и работает принцип «победитель получает все», такой вброс просто не имеет смысла. Не важно, какой результат у кандидата А – реальные 60% или «нарисованные» 90%, это не меняет общего баланса.

Эта схема локализует критичные (то есть влияющие на общий результат) фальсификации на уровне так называемых неопределившихся штатов, где симпатии населения склоняются в ту или иную сторону, то есть именно в тех штатах, где диктат одной партии невозможен. У выборов 2020 года в плане возможных нарушений особенно богатая география, но и она в конечном счете сводится к четырем-пяти избирательным округам с крупными городами. Это Лас-Вегас (Невада), Детройт (Мичиган), Филадельфия (Пенсильвания), Атланта (Джорджия) и Милуоки (Висконсин). Все они находятся под контролем демократов.

Другим и значительно более важным мотивом, которым руководствовались отцы-основатели США, когда вводили систему непрямых выборов, была страховка от «диктата толпы». Большинство населения в их времена составляли люди необразованные, что могло привести к электоральной победе безответственных популистов. Случись такое, выборщиков из числа уважаемых и просвещенных граждан подстраховало бы государство.

С точки зрения ведущих американских СМИ, безответственный популист – это как раз Трамп, но именно ему в сложившихся обстоятельствах вся эта система оставляет гипотетический шанс на сохранение власти. Если бы выборы были прямыми, никаких шансов у него не было бы: даже за вычетом теоретических фальсификаций, в целом по стране он отстал от Байдена на несколько миллионов голосов. Но коллегию выборщиков президент еще может склонить в свою пользу.

Надежды на суды вплоть до высших судов штатов мало – команда Трампа уже проиграла 25 исков и только два выиграла, причем судьи настаивают на юридической несостоятельности доказательств фальсификаций. Есть, однако, версия, что это своего рода игра в поддавки: Трампа интересует только один суд – всемогущий Верховный суд США, где у консерваторов сейчас большинство. Чтобы иск к ним попал, нужно пройти все инстанции ниже, то есть несостоятельность предъявляемых доказательств как бы ускоряет процесс движения к финальному раунду.

Как бы там ни было, специалисты по конституционному праву США вне зависимости от своих партийных симпатий оценивают шансы Трампа в Верховном суде как призрачные. В силу в том числе и того, что ни одно из возможных его решений не обеспечит республиканцу большинства в коллегии выборщиков. Строго говоря, даже всемогущий ВС не может принудить выборщиков голосовать так или иначе (что сам же и определил десятки лет назад), в конечном счете все упрется в совесть каждого конкретного человека.

На эту-то совесть и пытается давить Трамп, расписывая те «жульничества», с которыми якобы столкнулся. Чтобы остаться в Белом доме, ему нужны голоса выборщиков от как минимум трех оспариваемых штатов. И в трех из них – Джорджии, Мичигане и Пенсильвании – республиканцы готовятся открыть для президента окно возможностей. Там предложены законопроекты, по которым направлять выборщиков на конвент будет местный сенат. Все три сената контролируют однопартийцы Трампа, и в случае принятия законопроекта они планируют послать на итоговое голосование в Вашингтон не кандидатов из списка демократов, а тех выборщиков, у кого вообще не будет каких-либо обязательств голосовать за Байдена.

В том, что выборы были сфальсифицированы и Байден украл у него победу, Трамп уже убедил почти половину Америки. Теоретически может убедить в том же самом и выборщиков из оскандалившихся штатов. Не получится – признает поражение. Так оно, скорее всего, и произойдет, но в целом получается пусть призрачный, но рабочий сценарий по сохранению власти.

Впрочем, им такие сценарии не исчерпываются. Если ни один из кандидатов не получит на коллегии выборщиков большинства в 270 голосов (а это более вероятно, чем появление там протрамповского большинства), выбирать президента будет Палата представителей Конгресса. Большинство там сейчас у демократов. Но, во-первых, это минимальное большинство – самое незначительное за долгие-долгие годы. Во-вторых, Байден поставил своеобразный антирекорд, победив в минимальном за всю историю побед количестве избирательных округов, то есть большинство населения в целом ряде округов, представляемых демократами, проголосовали за Трампа.

Источник