Меню Закрыть

«Меня уже распяли»: с жалобщиком Путину поехал разбираться СК

Юрий Краснянский из Мурманской области посетовал президенту на местную медицину.

На пресс-конференции президент Путин зачитал письмо Юрия Краснянского из села Алакуртти Мурманской области. Он жаловался: всего одна машина «скорой», в амбулатории врач — «старушка 86 лет, которая с трудом отличает геморрой от ангины». Путин обещал разобраться с проблемой. А местные власти решили разобраться с автором видеообращения. Мы связались с Краснянским и с сотрудниками сельской амбулатории.

Амбулаторию в селе Алакуртти после пресс-конференции Путина, атаковали журналисты. Мы успели позвонить сотрудникам медучреждения, пока им не запретили раздавать комментарии.

— Прямую линию мы не смотрели, но уже наслышаны, что о нашем селе речь шла, — говорит работница регистратуры.

— У вас правда людей не хватает?

— Всех хватает. Мы работаем по приказу, есть определённые нормативы по количеству сотрудников в нашем учреждении. Мне некогда с вами разговаривать, я вызовы принимаю.

— У вас правда терапевтом работает женщина, которой 86 лет?

— У нас самому старшему сотруднику 65 лет. А тот мужчина, который отправил письмо, написал неправду.

— Сколько у вас всего сотрудников?

— Шестнадцать, сколько и положено по штатному расписанию. Жалоб у нас никаких нет. Мне начальство звонит, простите, некогда разговаривать.

Другая сотрудница амбулатории подтвердила, что на терапевта Татьяну Александровну Яковлеву зря наговаривают: «Она действительно работает одна. Ее оскорбило, что о ней в таком тоне говорили на всю страну. Она теперь думает уволиться. Нагрузка на ней колоссальная, женщина разрывается. Уйдет она, кто народ лечить станет?».

«Я бы на их месте признал проблемы, а не оправдывался»

Мы поговорили с автором видеообращения Юрием Краснянским. Мужчина проживает в селе, работает в психоневрологическом интернате младшим медбратом. У него пять детей и двое внуков.

— Вы прославились на родине после того, как ваше имя прозвучало на пресс-конференции?

— Да меня уже здесь распяли. Следственный комитет едет разбираться.

— Из Минздрава вам звонили?

— Оттуда не звонили.

— Большое у вас село?

— Алакуртти – практически поселок городского типа. Население порядка 5 тысяч, плюс на территории проживает еще пару тысяч военных. У нас много молодежи, занимаем второе место по Мурманской области по рождаемости. Находимся в 60 километрах от финской границы.

— Плачевная ситуация с медициной?

— Возможно, я немножко неправильно озвучил происходящее. На ролик для пресс-конференции отводили всего минуту, много за это время не наговоришь. Вот и я не успел все сказал, что хотел. Поэтому, до сути не добрался.

— Расскажите нам поподробнее.

— У нас в селе была одна машина «скорой помощи», еще одну вроде подарили. Но с врачами беда. На все село приходится один фельдшер и одна бабушка – врач общей практики, как я и сказал в видеообращении. Женщине давно пора на пенсию, но заменить ее некем.

«Скорая» работает с 5 вечера до 8 утра в будний день. В выходные — полный день. Но если «скорая» повезла пациента в больницу в райцентр, это 120 км от села, то вернется она часов через пять. Учитывая, что мы живем на севере, где дороги заметает снегом, то время в пути «скорой» увеличивается. Представьте, у человека случится инфаркт или аппендицит, то хватит 6-8 часов, чтобы он умер. Хотелось бы, чтобы эту ситуацию как-то утрясли.

— В вашей амбулатории говорят, что шестнадцать сотрудников у них?

— Может быть и двадцать сотрудников, но здесь стоит вопрос о профессионализме. Там много медсестер сидят, чаи гоняют.

— Врачей-то сколько?

— Насколько я знаю, одна фельдшер, которая ночью работает на «скорой», а днем берет тесты на коронавирус. Практически не отдыхает. Есть акушерка, стоматолог — бедная девочка, которая не справляется с наплывом пациентов. Еще педиатр и терапевт общей практики.

— Терапевт — та самая, пенсионерка?

— Да. На нее много жалуются, женщина в возрасте, пора бы ей на заслуженный отдых. У ее кабинета всегда очередь. Можно подойти к ней к девяти утра, попасть на прием только через два часа. Пока она все обсудит, кто кого родил, кто женился-крестился. Возраст, все понятно, но надо вовремя уходить на пенсию. Жители говорят, что что она диагнозы неправильно ставит.  Раньше было два терапевта, но одна ушла в психоневрологический интернат. 

— В амбулатории отрицают проблемы.

— Боятся, что их начнут трясти, проверять, потому и отрицают. Я бы на их месте воспользовался ситуацией, признал бы проблемы, попросил бы помощи, а не оправдывался. Может, врачей им тогда пришлют. Но они продолжают твердить, что все хорошо и прекрасно. Боятся.

— Вам с работы звонили?

— Звонили отовсюду, спрашивали: как, что, почему и зачем? Никто ведь не знал, что я отправил видеообращение. Как дело было. В понедельник я пришёл домой после ночной смены, поспал, посмотрел анонс прямой линии (пресс-конференции Путина — «МК»), скачал приложение и отправил видео.

— Вам звонили из колл-центра, куда приходили письма на прямую линию, предупредили, что ваш вопрос зачитает президент?

— Нет, мне никто не звонил. Я и не надеялся, что на мое письмо обратят внимание. Посмотрел час двадцать прямой линии по телевизору и пошел покушать. А вскоре посыпались СМСки от знакомых, все интересовались что и как, стали спрашивать.

— Вам теперь прилично «прилетит» за жалобу.

— Думаю, прилетит. Вот на нашем городском портале уже пишут, мол, зачем рассказали про бабушку. Ее теперь уберут, вообще останемся без терапевта.

«Спасибо, что поднял проблему, другие боялись»

В городских пабликах села страсти кипят нешуточные. Жители Алакуртти выложили опровержение из регионального Минздрава, которое опубликовали местные СМИ. Сотрудники ведомства отчитались, что в селе работают два фельдшера «скорых», две машины и 4 водителя. В сельской амбулатории имеются три врача: врач общей практики 66 лет, врач — педиатр 38 лет, педиатр-участковый 55 лет. Средний медперсонал насчитывает 8 человек. Работают также акушерка, стоматолог и зубной техник. Отметили, что жалоб от жителей не поступало.

Однако селяне в Сети пишут обратное.

«Обещали еще одного терапевта, но уже года два, как не могут решить проблему. Только хуже становится».

«Уж лучше в райцентр съездить, чем выкинуть кучу денег на те лекарства, которые пропишет наш врач».

«Боже, неужели нашёлся человек, который поднял эту тему, может и правда что-то изменится».

«Я уж лучше вылечусь с божьей помощью, чем пойду к нашему терапевту. Хамит жёстко, будто я виновата, что она одна на все село, да и диагнозы неправильно ставит».

«Спасибо мужчине, что поднял тему. Другие боялись гнева наших докторов».

Источник