НАТО начало схватку за Белоруссию

Воспрявший духом после прихода к власти Байдена блок НАТО опубликовал свежий стратегический отчет. Все тот же «плач Ярославны»: мол, доброе НАТО выбилось из сил, пытаясь задружиться с Москвой, но коварный и циничный Кремль «камень положил в его протянутую руку».

Все те же стратегические рецепты: с Россией надо вести себя с позиции «мощи и единства», однако дискуссии о «мирном сосуществовании» являются допустимыми. Однако означает ли все это, что «на западном фронте без перемен»? Не совсем.

Самым важным в докладе НАТО является не то, что там есть, а то, чего там нет, — наметившаяся сейчас схватка за будущее включение Белоруссии в состав Североатлантического альянса.

Союз России и Белоруссии — с политической точки зрения это понятие является скорее эфемерным. Произнося в нужные моменты здравицы о вечной дружбе между Москвой и Минском, Александр Лукашенко давно отошел от идеи единства двух стран.

С экономической точки зрения разговоры о «союзе» тоже не совсем состоятельны. Одностороннее субсидирование одной страны другой, наверное, правильнее называть несколько иначе.

Оборонная сфера — вот где союз России и Белоруссии является не «бумажной фикцией», а чем-то настоящим. Я не силен в конкретных вопросах военной стратегии. Но, как не раз слышал из уст наших высокопоставленных чиновников, тот факт, что реальные рубежи обороны РФ на западном направлении проходят по линии государственной границы Белоруссии с Польшей, Литвой и Латвией, дает Москве ощутимое преимущество.

Сейчас это преимущество оказалось под очень мощной потенциальной угрозой. Да, да, знаю — подобная постановка вопроса может показаться как минимум преждевременной. В отличие от Януковича, Лукашенко намерен отстреливаться до последнего патрона, а не преподносить свою страну на блюдечке с голубой каемочкой прозападно настроенным лидерам оппозиции. Но на ситуацию полезно взглянуть в перспективе.

1980 год. Польша. С формальной точки зрения Москва и Варшава находятся в теснейшем стратегическом союзе и вместе противостоят Западу. КПСС и правящая Польская объединенная рабочая партия считаются братскими политическими силами. В Польше расквартирована насчитывающая несколько десятков тысяч человек мощная советская Северная группа войск.

На идиллическом горизонте вечной советско-польской дружбы наблюдается лишь небольшое грозовое облачко. Режим первого секретаря ЦК ПОРП Эдварда Герека стремительно теряет поддержку и доверие своего собственного населения.

О «свободных и честных выборах» тогда, естественно, никто не помышлял. Но вот повышение цен на мясо вызывает массовые волнения. Положение дел становится настолько угрожающим, что Москва всерьез раздумывает о вводе в братскую страну дополнительных «полицейских сил». Но в конечном итоге «польские товарищи» справляются сами. Ничего вам не напоминает это картина? И надо ли напоминать, что случилось с Польшей всего через несколько лет после описываемых событий?

Конечно, между Варшавой 1980 года и Минском 2020 года нельзя ставить полный знак равенства. Идея противостояния России всегда доминировала в польском национальном характере. В Белоруссии ничего подобного нет. Или надо добавить — пока нет? Логику позиции России по отношению к соседней стране наши чиновники объясняют примерно так: Лукашенко — это, конечно (слово, которое в интеллигентных кругах принято на письме заменять звездочками), но на данный момент он наименьшее зло! Ни в коем случае не призываю к лихорадочным и непродуманным действиям со стороны Москвы. Но в то же самое время я убежден: долговременная ставка на Лукашенко означает, что Москва займет позицию страуса, который прячет голову в песок.

Уходу Польши в западный лагерь предшествовала потеря ПОРП легитимности в глазах населения. Потеря Лукашенко легитимности в глазах населения Белоруссии — это свершившийся факт. А так как Москва выступает сейчас в роли опоры Батьки, то процесс потери легитимности неминуемо перекинется и на другую «жертву» — союз России и Белоруссии со всеми его эфемерными и реальными составляющими.

Понимаю, что уже писал об этом много раз. Но иногда заниматься самоповтором не только можно, но и нужно — тогда, например, когда последствия запускающихся на наших политических процессов еще не полностью нами осознаны. Время в Белоруссии работает на НАТО. Режим, который считается собственными гражданами незаконным и самозваным, может держаться на штыках долго, но не бесконечно долго. А когда это «не бесконечно долго» завершится, то новые власти в Минске с очень большой вероятностью поставят вопрос о постепенной смене геополитической ориентации своего государства.

Сначала, конечно, речь будет идти о «нейтралитете». Но в случае с Белоруссией даже «нейтралитет» будет означать масштабную победу НАТО — демонтаж инфраструктуры военного сотрудничества Москвы и Минска.

И то обстоятельство, что в стратегическом докладе НАТО ничего не написано про подобную перспективу, ни в коем случае не должно нас убаюкивать. Не надо считать, что в Североатлантическом альянсе не думают про Белоруссию. Думают, еще как думают, просто не считают нужным лишний раз «дразнить гусей» — или, в данном случае, Москву. НАТО нацелилось на Минск, а в России пока не придумали способа сбить этот прицел.

Источник