Меню Закрыть

Не хочу загреметь в тюрьму. Глава немецкого региона отказался просить Россию о помощи с вакциной

Округ Хайнсберг называют «немецким Уханем», поскольку он стал первым эпицентром эпидемии коронавируса в Германии. Глава администрации региона Штефан Пуш, видя беспомощность центральных властей, обратился тогда за помощью к Китаю и в итоге получил от Пекина партию защитных средств, благодаря чему обрёл популярность.

На данный момент ситуация в стране не менее напряженная, но теперь политик решил добиться хайпа другим способом – стёбе вокруг российской вакцины. «Немецкий христианский демократ просит помощи у китайских коммунистов? Тогда я позабыл о всякой гордости, — вспоминает Штефан Пуш (Stefan Pusch) события весны 2020 года. — Речь шла о том, чтобы прагматично сделать все, что было возможно. Я боролся как лев».

Наградой за приложенные усилия стало то, что председатель КНР Си Цзиньпин распорядился отправить в Хайнсберг 15 000 защитных масок. Пуша, по его признанию, не интересует, что китайская сторона, возможно, станет использовать этот жест в своих пропагандистских целях: «Для меня лучше китайцы, которые привозят маски, чем американцы, которые уводят их у нас из-под носа», — заявил Пуш.

Сегодня власти Германии снова расписались в несостоятельности, о чем свидетельствует сообщение на странице округа Хайнсберг в фейсбуке, размещённое 20 января: «Из-за задержек с поставками вакцины, центры иммунизации в земле Северный Рейн – Вестфалия начнут свою работу только 8 февраля».

Несмотря на наличие объективной проблемы, Штефан Пуш, «герой кризиса, связанного с коронавирусом», как называет его немецкий телеканал n-tv, отвечая на вопрос журналиста СМИ о готовности просить Москву о помощи с поставкой вакцин, как в своё время Китай, с ухмылкой заявил следующее: «я не хочу очутиться в тюрьме».

Параллельно Пуш заявил, что «в настоящее время существование российской и китайской вакцин, похоже, является нашей главной проблемой». Свой ответ однопартиец Меркель не расшифровал, хотя мог бы ограничиться репликой о том, что «такое решение может быть принято после регистрации препарата в Германии», ведь возможности такого сценария заявляла даже сама канцлер ФРГ. Русофобией некоторых германских политиков уже давно сложно удивить, но порой она принимает уж совершенно нелепые формы.

Читайте также: Россия неожиданно обрела нового союзника в борьбе за «Северный поток — 2»

Источник: