Страсти по Ивану

Spread the love

Очередная серия программы «Неизвестная история» на РЕН ТВ расскажет об одной из самых спорных личностей среди русских правителей — Иване IV.

Иван Грозный правил государством более 50 лет, больше, чем кто бы то ни было в нашей стране за всю ее историю. И годы эти не прошли зря. За время его правления территория Русского государства увеличилась в два раза и превысила общую территорию всех остальных европейских государств, вместе взятых. В стране, где еще недавно повсеместно тлели очаги сепаратизма, была установлена четкая вертикаль власти, введены единая денежная единица и система мер и весов, налажено книгопечатание, впервые создана регулярная армия, построено много великолепных храмов и заложены новые города. Всё это признавали даже его недоброжелатели на Западе.

Дед Грозного, Иван III, освободил Русь от 250-летней ордынской зависимости, превратил ее в сильное, независимое государство. Но именно Иван Грозный возвысил Русь до статуса великой державы. Он первый носил титул царя и венчался на царство. Европейские короли — кинги или княги, по московским понятиям, имели статус самовластных князей, он был ниже царского, которым величали только императора Византии и хана Золотой Орды.

Ну а пресловутые казни? Этого тоже было предостаточно. XVI век был жестоким. Вспомните Тараса Бульбу. Однако не следует людей, живших 500 лет назад, судить по законам нашего времени. Иначе вообще все, кто родился раньше нас, покажутся сумасшедшими и злодеями. Ну как, кроме жестокости, сломить боярские заговоры? Как победить измену Новгорода, задумавшего сдать город польскому королю?

А разве в Европе в то время было меньше жестокостей? Одна только Варфоломеевская ночь во Франции унесла вдвое больше жизней, чем все казни за всю эпоху Ивана Грозного! Правившая в том же XVI веке английская королева Елизавета I вошла в историю как мудрый политик, покровительница Шекспира. Почему бы не вспомнить, что казни при ней были не редкостью и продолжались до восьми часов? Пришедшие поглазеть зеваки падали в обморок, видя, что можно сделать за это время с живым человеком.

Отчего же нас так упорно заставляют поверить, что Грозный — маньяк и садист-убийца, а его правление — несчастье для страны?

Первыми здесь задали тон, конечно, западные соседи. Ведь Грозный положил конец не только наследникам Золотой Орды, но и сокрушил Ливонский орден. До сих пор в Прибалтике стоят руины сожженных им крепостей немецких рыцарей-крестоносцев. Нет ничего удивительного, что в записках побывавших в России западных авантюристов страх перед нашей страной скрывается за ненавистью к ее властителю. Ведь и сегодня в Швеции не скажут: «Нам не нравится Петр Первый за его победу под Полтавой». Скажут: «Петр был кровавый тиран, лично рубил головы стрельцам на Красной площади».

Но главную роль в искажении правды сыграли наши собственные историки XVIII и XIX веков, начиная с Татищева и Карамзина. Их внутренней потребностью было показать законность воцарения Романовых, что непросто, ведь не особо знатный род Романовых выбрала на царство небольшая группа олигархов и приглашенных статистов «из народа». При этом в числе претендентов на трон было немало князей из рода Рюриковичей, имевших по понятиям того времени гораздо больше прав на престол.

В этой ситуации сомнительную законность пришлось усилить моральным фактором, показав, что все предшественники Романовых были людьми негодными. Вот и писали историки, что Иван Грозный — маньяк, его сын Федор — слабоумный, последний царь-рюрикович Василий Шуйский — клятвопреступник. Про моральный облик Бориса Годунова, зарезавшего малолетнего царевича, и самозванца Гришки Отрепьева (Лжедмитрия I) и говорить нечего. В череде таких предшественников династия Романовых казалась спасением для России.

Отталкивающий образ Ивана Грозного был с радостью подхвачен либеральной общественностью XIX века, для которой сильная и противостоящая Западу власть вообще казалась величайшим злом. В пьесах и живописных полотнах Грозного выставляли злобным монстром, и общество постепенно поверило небылицам. Если Карамзин хотя бы часть действий царя считал благом для России, то для либералов второй половины XIX века всё его правление было черной дырой.

В 1862 году в Новгороде был воздвигнут огромный памятник тысячелетию России. Среди многих десятков изображенных на нем фигур гордо восседают не раз разорявшие русскую землю литовские князья Ольгерд и Витовт, есть и Карамзин. Не нашлось места только первому русскому царю Ивану Грозному.

Прежние либералы все-таки добились падения монархии в 1917 году и на себе испытали, что значит смута и безвластие в России. Похоже, однако, это никого и ничему не научило. Великого правителя по-прежнему продолжают выставлять монстром.

Сегодня многое принято измерять деньгами. Ну так задумайтесь: без Грозного не было бы у нас Сибири, а сибирские нефть и газ — это каждый второй рубль в кошельке каждого из нас, неважно, государственник ты по убеждениям или оппозиционер.

Автор — доктор психологических наук, заведующий кафедрой Института психологии, социологии и социальных отношений, ведущий программы «Неизвестная история» на РЕН ТВ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Let’s block ads! (Why?)

Источник