Меню Закрыть

Украина взрывает Россию: какова вероятность войны

Украина

То, что мы считаем немыслимым, на самом деле вполне реально.

«Украинской военной разведке аплодирует весь мир», — заявил Владимир Зеленский, ссылаясь на якобы блестяще организованную этой конторой операцию по спасению людей в Афганистане. Но вот что на самом деле имел в виду президент Украины? Не подразумевал ли он под «всем аплодирующим миром» кучку осведомленных людей в киевской верхушке, а под операцией в Афганистане — недавний взрыв газопровода в Крыму?

После того, как ФСБ объявила, что этот террористический акт организовала именно та организация, чьими успехами так трогательно восхищается Зеленский, все эти вопросы стали далеко не праздными. А еще на первый план вылез вопрос, который как-то неудобно и страшно произносить вслух: осуществление диверсий на территории соседней страны — это вообще-то акт войны. А если так, то где проходит та красная линия между локальными актами войны и самой настоящей полноценной войной? Не становится ли эта красная линия все более размытой и поэтому более «удобной» для пересечения?

Когда в 2004 году после очередной словесной перепалки между Саакашвили и Кремлем мой инструктор по вождению вдруг поинтересовался: «А война с Грузией будет?», — я с высоты того, что тогда казалось экспертным опытом, заверил его, что опасаться нечего. Мол, лихие головы в Тбилиси все-таки знают, где проходит та черта, пересекать которую ни в коем случае нельзя. Помню, с какими чувствами я вспоминал эту историю в августе 2008 года, когда война России и Грузии вдруг стала явью.

Руководитель московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин только что опубликовал блестящую программную статью об отношениях Москвы и Киева. Ее главный тезис: «Значение Украины для России не столько в общественном мнении, сколько в представлении элит сильно завышено». Как пишет Тренин: «Главное для России в том, что для реализации важнейших российских национальных интересов в таких сферах, как государственная идентичность, национальная сплоченность, безопасность, экономическое развитие, Украина России не нужна.

Более того, резкий разворот майданной Украины от России существенно облегчил финансовое бремя РФ. Протяни Янукович у власти еще полгода, три миллиарда долларов невозвратных российских кредитов превратились бы в обещанные президентом Путиным пятнадцать миллиардов долларов».

О цифрах можно спорить. Спровоцированная государственным переворотом в Киеве конфронтация России с новыми властями Украины и Западом с вероятностью в 99% стоила бы нашей стране гораздо больше, чем пятнадцать миллиардов. Но вот с тем, что если у Москвы когда-то и были шансы вернуть Украину в орбиту своего влияния (что сомнительно), то теперь этих шансов точно нет, спорить нельзя. Украина — это для нашей страны теперь отрезанный ломоть — причем ломоть, который, как верно замечает Дмитрий Тренин, вполне может не только лаять (простите мне эту метафору), но и укусить: «Степень не только готовности, но и способности Киева предпринимать недружественные акции в отношении Москвы ни в коем случае не стоит преуменьшать. Сложившееся под влиянием российской госпропаганды презрительно-издевательское отношение к соседнему государству чревато неприятными сюрпризами».

Тезис про якобы тлетворное влияние «российской госпропаганды» мне кажется несостоятельным. По сравнению с украинской пропагандой — причем не важно, государственной или частной — наша — это дружелюбный розовощекий младенец. Размазывая по стенке украинских политиков, у нас принято обязательно подчеркивать сохраняющийся братский характер отношений двух народов. На Украине встречный политес по отношению к соседней стране уже давно считается чем-то и ненужным, и даже неприличным. Норма в Киеве — это неприкрытая ненависть к России и надежда на ее скорейшую самоликвидацию. Для примера приведу отрывок из нашумевшей записи в социальных сетях Светланы Крюковой — заместителя главного редактора самого адекватного украинского СМИ Страна.UA (сейчас strana.news): «Обязательно «вернутся в родную гавань» финская Карелия и германский Кенисберг, молдавское Приднестровье и украинский Крым, грузинские Абхазия и Северная Осетия, казахский Оренбург и Астрахань, японские Карафуто (Сахалин) и Курильские острова».

Конечно, труженикам пера свойственно иногда излишне увлекаться. Но разве является тружеником пера новый главнокомандующий вооруженных сил Украины Валерий Залужный, публично рассказавший на днях о своем желании проехаться на танке по Красной площади и Арбату? Вы говорите, у них силенок маловато? Правильно, маловато. Но вот сами-то они отдают себе в этом отчет, живя в своем локальном информационном пузыре, постоянно себя накручивая и постоянно поддерживая градус истерии? Украинский политический класс старательно конструирует для себя параллельную реальность, в которой Россия — колосс на глиняных ногах, который развалится от малейшего толчка. Чем убедительнее выглядит эта «реальность», тем сильнее искушение дать соседней стране такой толчок, попробовать на ее прочность.

Пока такое искушение выливается в мелкие пакости (если, конечно, таковыми можно считать взрывы газопроводов). Но аппетит, как известно, растет во время еды. Я не знаю — и, скорее всего, никто не знает, — вырастет ли он до такого уровня, что официальный Киев однажды заиграется и незаметно для себя перейдет черту. Но я точно знаю, что современная Украина не тот «оппонент», к которому безопасно поворачиваться спиной или любой другой незащищенной частью тела. Как доказал мой инструктор по вождению, иногда то, что мы по инерции считаем немыслимым, на самом деле вполне себе реально.

Россия отказалась от возвращения в главный «элитный клуб» Запада…

Источник